Шорт-лист Большая книга 2014

      Комментарии к записи Шорт-лист Большая книга 2014 отключены

Шорт-лист Большая книга 2014.rar
Закачек 1167
Средняя скорость 6352 Kb/s
Скачать

Новости Общество

«Большая книга-2014»: победителем стала «Обитель» Захара Прилепина

фото: Russian Look

Писатель Захар Прилепин стал лауреатом девятой Национальной литературной премии «Большая книга». Второе и третье место в 2014 году заняли Владимир Сорокин и Владимир Шаров. Торжественная церемония награждения прошла по традиции в Доме Пашкова.

«Мы все понимаем, что это литературный спорт. Убежден, что все три книги из шорт-листа премии достойны награды, но свою победу оспаривать не буду» — признался Захар Прилепин.

Денежное выражение его награды – это 3 миллиона рублей, отмечает ТАСС. Так оценен Роман Захара Прилепина «Обитель», который посвящен истории Соловков 1920-х годов. Это своеобразное эпическое полотно со следами прошлого и отблесками будущего. В работе нашлось место описанию и природы северного края, и истории любви.

Полтора миллиона рублей получит Владимир Сорокин за «Теллурию». Действо в его книге происходит в середине XXI века на территории нынешней Европы и России. Автор интерпретирует новый мир как «Новое средневековье, населенное псоглавцами и кентаврами, маленькими людьми и великанами», представляя читателю свой взгляд на будущее Европы.

Третье место присуждено роману «Возвращение в Египет» Владимира Шарова. Обладатель бронзовой «Большой книги» получает миллион рублей. «Возвращение в Египет» — это история в письмах семьи, связанной родством с Николаем Гоголем. Шаров использует свой любимый прием — «переворачивает» историческую реальность, не отступая при этом от библейских сюжетов.

Владимир Шаров рассказывает о судьбах членов одной семьи, которые одержимы идеей дописать продолжение поэмы «Мертвые души», которую бросил в огонь сам Николай Васильевич Гоголь.

Но «Большая книга» – это не только три премии. Наградной комплект премии состоит из памятного наградного знака и диплома. Лауреаты получили памятные статуэтки.

За вклад в литературу награжден драматург Леонид Зорин. Книга Светланы Алексиевич «Время секонд хэнд» стала первой в читательском голосовании. Второе и третье места достались книгам Захара Прилепина «Обитель» и Алексея Макушинского «Пароход в Аргентину».

Всего на конкурс в этом году было прислано 359 книг из России и зарубежных стран.

Жюри «Большой книги» в сезоне 2014 года возглавил директор Государственного Литературного музея Дмитрий Бак. А председателем Совета экспертов премии стал писатель, лауреат российской букеровской премии 1999 года Михаил Бутов.

Национальная литературная премия «Большая книга» учреждена в 2005 году. Ее соучредители — Министерство культуры России, Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям, Институт русской литературы РАН, Российский книжный союз, Российская библиотечная ассоциация, ТАСС и ВГТРК.

На соискание премии выдвигаются произведения, написанные на русском языке, и авторские переводы произведений, первоначально написанных на других языках.

Цель награды — «поиск и поощрение авторов литературных произведений, способных внести существенный вклад в художественную культуру России, повышение социальной значимости современной русской литературы, привлечение к ней читательского и общественного внимания». Призовой фонд премии составляет 6 миллионов 100 тысяч рублей.

За время существования награды ее лауреатами становились Людмила Улицкая, Дина Рубина, Михаил Шишкин, Александр Иличевский и другие писатели.

ОЧЕНЬ «БОЛЬШАЯ КНИГА»: КТО НАПИСАЛ ЛУЧШИЙ РУССКИЙ РОМАН 2014 ГОДА

Мария Иванова / T&P , 30.06.2014

В шорт-листе «Большой книги — 2014» — девять романов, и, похоже, еще никогда список претендентов на премию не был столь разнообразным. Традиционный повествовательный роман соседствует с гимном постмодерну, откровенный вымысел — с суровой реальностью, громкие имена — с мало кому известными. T&P разбираются, почему каждый из финалистов «Большой книги» по-своему достоин победы и предлагают вместе с Bookmate каждому составить свое личное мнение о современной русской литературе.

Большая книга-2014: прогнозы и ожидания

Фото: «Новая газета»

Лонг-лист получился на редкость адекватным,. Разнообразный, взвешенный, мотивированный, без очевидных странностей и недоумений. Шорт-лист «БК» — не прокрустово ложе, возможны варианты. Обычно после двойного отбора членам литературной Академии предлагается прочитать от 8 до 15 книг. В нынешнем году шорт, скорее всего, приблизится к максимальному объему

Рубеж весны и лета — литературный мидлшпиль. Завтра будет обнародован короткий список «Большой книги», в первый летний день в Питере Малое жюри премии «Национальный бестселлер» назовет победителя.

«Большая книга» на десятом году существования вышла на количественно новый уровень: и книг, и рукописей прислали на порядок больше обычного. В результате отбирать решили тоже строже обычного. В результате «длинный список» получился рекордно коротким за всю историю существования «БК»: двадцать девять позиций, из которых четыре номинанта — рукописи.

Лонг-лист получился на редкость адекватным, слово дурацкое, но в данном случае очень подходящее. Разнообразный, взвешенный, мотивированный, без очевидных странностей и недоумений. Шорт-лист «БК» — не прокрустово ложе, возможны варианты. Обычно после двойного отбора членам литературной Академии предлагается прочитать от восьми до пятнадцати книг. В нынешнем году шорт, скорее всего, приблизится к максимальному объему. Накануне его обнародования есть смысл попытаться спрогнозировать, кто окажется на финише.

  • Светлана Алексиевич «Время секонд хэнд»
  • Юрий Буйда «Яд и мед»
  • Ксения Букша «Завод «Свобода»
  • Александр Григоренко «Ильгет»
  • Наталья Громова «Ключ. Последняя Москва»
  • Елена Костюкович «Цвингер»
  • Юрий Милославский «Приглашенная. Материалы к биографии Александры Федоровны Чумаковой»
  • Захар Прилепин «Обитель»
  • Владимир Сорокин «Теллурия»
  • Евгений Чижов «Перевод с подстрочника»
  • Сергей Шаргунов «1993»
  • Владимир Шаров «Возвращение в Египет»

Возможно, к списку, для жанровой полноты, добавится одна из биографий. Тогда скорее не «Шекспир», а «Виктор Шкловский», он ближе.

Теперь от общего — к частному.

«Время секонд хэнд» — пятый, финальный том «Красного цикла» Светланы Алексиевич. Книга хорошо продавалась, получила серьезную дозу внимания. Хотя, в отличие от большинства книг автора, вызывает неоднозначную реакцию. Это концентрат «свинцовых мерзостей» и каталог разочарований последнего десятилетия прошлого века и первых десяти лет нового. По форме, в соответствии с фирменным приемом автора, — набор интервью анонимных героев. Из них, по замыслу, должен получиться хор, из которого складывается портрет времени в зеркале восприятия «маленьких людей». Если бы большинство из нас жили в обозначенное время на другом континенте, можно было бы с чистой совестью содрогаться, ужасаться и стенать. Но мы все тоже тут жили, у самих масса впечатлений, сами можем порассказать кучу историй. Разных. Во «Времени секонд хэнд» нет объема, картина получилась плоская, одномерная. Рефлексия в кубе, без катарсиса, и — без развития. Взгляд на вчера вчерашним взглядом. Тема «колбаса или свобода» давно вчерашняя. Для нас — точно. Очевидно, что книга сделана с явным прицелом «на экспорт» и это — обидно.

По контрасту и в тандем — «1993. Семейный портрет на фоне горящего дома» Сергея Шаргунова. Не стану утверждать, что роман совершенен, только рисунок времени в нем объемнее, хотя автору в тот год исполнилось тринадцать.

«Яд и мед» Юрия Буйды недотягивает до прошлогоднего «Вора, шпиона и убийцы», но вполне хорош: умело вылепленная история дворянского гнезда, точнее — Дома, который становится сначала гнездом советским, потом постсоветским. Отстраненность, холодный взгляд, герметичность делают роман похожим на кукольный театр — герои-марионетки временами похожи людей.

Биография вымышленного «Завода «Свобода» Ксении Букши собрана из пазлов-монологов: короткие частные истории — поэзия в прозе. Эксперимент, в общем, удался, хотя и с издержками.

Александр Григоренко, автор «Ильгета», вероятно, единственный современный писатель, владеющий поэтикой эпоса. «Жизнь спутанной сетью лежит у моих колен, и я мучительно пытаюсь отыскать в ней начальную нить, чтобы извлечь все, что видел сам, слышал от других людей, то, что приходило в снах и видениях, чтобы понять ее строй и надобность моего появления на земле». Хотя, по сравнению с дебютным «Мэбэтом», заметно утрачено ощущение новизны.

«Россыпь папиросной бумаги со слепыми буквами. Обрывок текста без начала и конца, где вдруг читается фраза: «И тогда Ахматова мне сказала…». Письма неизвестно от кого, письмо — без адресата. Рваный край блокнота, где сверху читается: «1927 год». Наталья Громова — специалист по «уходящей натуре»: соединяет обрывки чужих жизней, восстанавливает утраченные фрагменты судеб. Она — автор полутора десятков книг, посвященных жизни и быту советских писателей середины прошлого века. «Ключ» — ее первый роман. Интеллектуальная проза с загадками, страстями и сюрпризами, которые до поры таятся в закрытых ящиках людской памяти. Таятся, пока не появляется человек, которому можно их доверить.

Окажется ли «Цвингер» в шорте? Елена Костюкович — великолепный переводчик, эрудит; неудивительно, что захотела написать свое. Она попыталась уместить под одной обложкой все-все-все. И семейную историю, и книгоиздательские страсти, и бомбежку Дрездена, и детективную интригу, и всевозможные культурные реалии. Замах нешуточный, чувствуется влияние блистательно переводимого ею Умберто Эко. Однако заданная романная форма не выдерживает перенасыщенности информацией. Тем не менее это интересное и познавательное чтение.

Для ценителей стилистических изысков — «Приглашенная» Юрия Милославского: роман про вечную любовь, «вопреки и несмотря на…». Автор в эмиграции сохранил вкус к высокой словесности, свободной от нашего «новояза».

Присутствие Владимира Сорокина даже обсуждать скучно. Каждая его книга, пусть и не самая удачная, как в этом случае, все равно становится событием литературной жизни. «Теллурия» — очередная демонстрация талантов и умений, в том числе и отличного знания конъюнктуры.

Будет несправедливо, если «Перевод с подстрочника» Евгения Чижова останется вне короткого списка. Это одна из самых заметных книг года — незаурядная и по языку, и по теме. Поэзия и власть — две вещи, столь разные по природе, что в любом сочетании чреваты катастрофой — глобальной или локальной. Роман — о власти иллюзий, о тайном подспудном желании интеллигенции очаровываться властью.

У Владимира Шарова тоже про литературу и жизнь. Он точно — писатель не для всех и имеет право выбирать, кому нравиться. От того, кто откроет книгу, требуется усидчивое чтение. Герои «Возвращения в Египет» — потомки Гоголя — заворожены мессианской идеей, связанной с незаконченными «Мертвыми душами». Посыл: допиши Николай Васильевич поэму, судьбы отечества сложились бы иначе. Правда, авторская ирония отправила полного тезку классика в Россию ХХ века. Из почти анекдота Шаров создает странную историю, полную смыслов и параллелей.

На вопрос, что сейчас стоит читать в первую очередь, можно смело ответить — «Обитель» Захара Прилепина. Идеальный вариант — случайно наткнуться на этот роман без обложки и титульного листа. Кто автор, что он говорит в многочисленных интервью, какую политическую позицию занимает — не важно. Даже то, что тексту чуть не хватает мускулов, не имеет значения. Когда начинают звучать живые голоса, пропадают все «профессиональные» мысли о композиции, сверхзадаче и прочих умных материях. «Обитель» — многослойное трагическое пространство нашей кровной истории. Постоянно ловишь себя на том, что в толще действия среди персонажей осязаемо присутствует кто-то из тех, кого знаешь по расплывчатым фотографиям из семейного альбома. Ад и чистилище, в котором варятся святые, грешники и люди, пока не обретшие свойств. Нет ни сил, ни права судить, тем более осуждать. И всех жалко. «Обитель» — king size года и безусловный фаворит во всех отношениях. Это действительно Большая книга-2014.


Статьи по теме