Повести и Рассказы о Казаках

      Комментарии к записи Повести и Рассказы о Казаках отключены

Повести и Рассказы о Казаках.rar
Закачек 2227
Средняя скорость 8324 Kb/s
Скачать

Родился я в 1930 году в степном селе Покровка Уртазымского сельсовета Оренбургской области. Родное село было когда-то станицей и все его жители поначалу были казаки, которые поселились здесь по велению царицы Екатерины ІІ в XVIII веке. По ее указу часть донских казаков были посланы охранять рубежи России матушки по меже Уральских гор и реке Уралу (Яику) до Каспийского моря. Мои пращуры осели на самом берегу реки Урал в глухом степном краю, где на сотни верст не было лесов. В этом поселке жили все предки моих родителей, исконные казаки.

фото Антона Журавкова

Само село напоминало по форме воинское поселение. Оно было построено в форме большой буквы «П», внутри которой на бугре стояла церковь Покрова Богородицы. Одна «ножка-улица» села шла вдоль реки Урал на левом берегу, «перекладина-улица» шла от реки в степь, а степная «ножка-улица» была вдали от реки на добрых 200 м.

Ниже села, где река Урал протекала на открытом участке, был брод, где речку можно было переходить даже ребятишкам. В этом месте река Урал была относительно широкая и мелкая. Дно брода было из галечника, твердое, поэтому оно служило перевозом всех грузов с левого берега на правый. В селе было около полутора сотен домов. Дома были казацкого покроя. Все кирпичные и обязательно под железной крышей.

Около многих домов были заборы из каменного плитняка с деревянными воротами, коваными креплениями на них по углам и такими же запорами. Амбары для хранения зерна, сбруи, оружия и различного инструмента также были из камня, а сараи для коней, коров, овец и пуховых коз, как правило, делались из плетеного лозняка, обмазанного с обеих сторон глиной, смешанной с мелкой соломой и навозом.

Казаки, кроме штатных учений, занимались охотой и рыбалкой. Таким был и мой дед, Константин Тимофеевич Головашов, вахмистр сотни Оренбургского казачьего войска, которая комплектовалась в станице. Дед по отцу, Семен Александрович Попов, был фельдшером сотни и лечил не только казаков, а всех станичников — от детей до стариков, но жаль, что сам прожил всего 28 лет.

У деда были старые фотографии, где сотня, в полном обмундировании, лежа, сидя, стоя с саблями и карабинами в шинелях и папахах, с погонами на плечах или, дед Костя с бабой Дуней. Дед сидел — и шашка между ног, а баба Дуня стояла, опершись рукой на левое дедово плечо с погоном вахмистра. Дед чубатый, с лихо закрученными усами, а баба Дуня в платье-сарафане с высоко поднятой грудью, в цыганского покроя юбке с неисчислимыми буфами и оборками, с накинутой на плечи кашемировой цветной шалью.

Обремененные житейскими заботами, казаки стали забывать свои истинно мужские казацкие будни: учебу, выездку лошадей, джигитовку, соревнования по рубке лозы на плацу, тренировочные походы с полевой кухней, разудалое веселье после возвращения с него, шуточные и нешуточные кулачные состязания и, конечно, последующее похмелье с кряхтениями, огуречным и капустным рассолами.

Все это я узнал по рассказам деда Кости и его односумов, когда они, собравшись с другими стариками: Путинцевым Михаилом, Вагиным Степаном, Перехоживым Ильей, Путенихиным Иваном, Ломухиным Станиславом, Поповым – вспоминали с сожалением о молодости, казачестве, пересказывая уже не раз особо запомнившиеся интересные случаи в жизни, на войне, на охоте и рыбалке.

фото Антона Журавкова

Огромным открытием для меня было впервые увиденное ружье деда. Не то, что я видел на большой фотографии, где дед и его односумы стояли, сидели и лежали на земле в полном обмундировании, с шашками и карабинами. У всех фуражки были на левом боку головы, а на правом торчали начесанные чубы. Мой дядька повел меня однажды к амбару, вынул из запора палочку, отворил дверь, и в углу я увидел целый арсенал.

Там стояли сильно запылившиеся диковинные ружья. Они были старинные, кремневые, капсюльные, но все шомпольные. А это означало, что они заряжались со стороны дула. Я тогда еще многого не мог понять, а впоследствии уяснил себе, что каждое ружье отражало целую эпоху. Одни были привезены еще из Воронежской губернии прадедами моего деда, другие были приобретены уже позже. Но все они были действующими, и каждое имело свое предназначение.

— Вот из этого дед стрелял дудаков, т.е. дроф, из другого — гусей и казару, а из того, ствол которого почти как у сорокапятки, – уток, — пояснил мне дядя.

У всех ружей стволы были длиннющие, метра по полтора, поэтому под них подставлялись специальные рогульки-сошки. Ложи тоже были узкие и длинные, не похожие на ложи тульских или ижевских ружей. С волнением и трепетом я брал каждое ружье, ложился с ним на землю, прицеливался и вхолостую стрелял. Ружье коротко щелкало, а я представлял себе, как падает пудовая дрофа или бьются подбитые гуси и утки на воде.

Я долго ходил за дядей Федей, чтобы он разрешил мне стрельнуть по-настоящему. И он как-то смилостивился: послал меня в лавочку купить две коробки спичек с зелеными головками. Мы долго очищали сернистую часть головок у спичек. Потом он подсыпал к ним какого-то белого порошка и мелко растолченного угля. Смесь стала черноватого цвета. Он отделил немного смеси, насыпал на каменную плитку и поджег. Смесь вспыхнула мгновенно. Сказав, что все хорошо, он собрал оставшуюся смесь.

фото Антона Журавкова

Выбрав самое маленькое из восьми ружей, засыпал в ствол мерку смеси, оторвал кусок тряпки и плотно забил шомполом ее поверх самодельного пороха. После этого бросил туда же несколько крупных дробин и запечатал их другим куском тряпки. Ружье было пистонное. Он принес капсюль, закрепил его на ружье, и мы пошли к забору на задах. На заборе поставили железный лист, которым баба закрывала чело у печи.

Отмерив метров 15 — 20, дядька уложил меня, установил ружье и рассказал, как и куда надо целиться. При этом велел как можно крепче прижать ружье к плечу. Я до судороги в руках ухватился за ружье, долго целился, перебирая в памяти дядькин инструктаж, и. нажал на крючок. Видимо, от страха я закрыл глаза. А когда открыл, то увидел сквозь сизоватое облако дыма смеющегося дядьку.

— Ну, вот ты и охотник! Пойдем, посмотрим, куда ты попал. Может быть, бабка ругать будет за заслонку, — говорил он.

Мы долго искали дырки в листе, но нашли лишь царапину в правом верхнем углу.

Я ликовал от счастья. Ну как же! Теперь я всем знакомым пацанам в городе мог похвастать, что уже стрелял из ружья, попал в цель и дядька назвал меня охотником. Это первое ружье и первый выстрел, по-видимому, послужили тем толчком, который пробудил во мне инстинкт охотника — наследство от моих воинственных предков-казаков.

Меня тянуло к охоте, и я каждый год после школы уезжал в деревню в надежде поохотиться, половить с дедом рыбу в Урале. Когда начиналась уборка урожая, в церковь ссыпали зерно на хранение. Почему-то это хранение называлось глубинкой. В это время сотни голубей обсаживали церковь и, проникая через разные щели, хорошо откармливались.

Мой другой дядька, Петр, стрелял голубей на семейную лапшу. Он готовил 1 — 2 патрона, разбирал ружье-переломку, так называлось обычное одноствольное ружье «Тулка», и складывал в мешок. Я с этим мешком шел незаметно до церкви. Петр следом прибегал ко мне, собирал ружье, стрелял раз, а иногда и два в кучно сидящих голубей и убегал с ружьем домой, благо церковь была рядом. Я же ходил вокруг церкви и собирал убитых и раненых птиц в мешок. Лапша из голубей была отменной.

фото Антона Журавкова

Еще один мой дядя Иван Константинович Головашов, прошедший финскую войну, был ранен снайпером в левую пятку, когда в сугробах, в страшный мороз, постучал для согрева ногой о ногу. Это и помогло ему остаться живым в той мясорубке. В Великую Отечественную он был призван в первые же дни войны и направлен в конную дивизию Доватора. Ближе к зиме, под Москвой, в одном из рейдов по тылам немцев, при занятии села после слабой разведки, когда доложили, что в селе нет немцев, и случилось роковое.

После того как Доватор с охраной выехали на лед замерзшей реки, по ним из села ударили немцы, и Доватор был смертельно ранен на глазах у нашего дяди. Потом он служил в конном корпусе генерала Крюкова и живой и невредимый прошел всю войну и закончил ее под Берлином на реке Шпрее. Как память о том, что выжил, он свою охотничью суку назвал Шпреей. Он свято хранил свои награды, заслуженно получив их за доблесть и храбрость и за нечеловеческие испытания, которые перенес за страшные четыре с лишним года войны.

Сергей Попов, автор Иван Попов 6 июля 2013 в 00:00

  • История поиска
  • иллюстрация к рассказу робинзон крузо глава 6 карандашом
  • лучшие книги про 3 рейх
  • битва на реке ведроши
  • Вы призвали не того Книга 6
  • робинзон крузо ксури
  • : http:files-freebidsearchphp?book3-31629-1
  • азабусов все книги
  • : http:files-free.bidsearch.php?book3-31629-1
  • а.забусов все книги
  • психология памяти
  • Cмотреть все

Казак в Аду Андрей Белянин

Антисемитско-русофобский заговор «на земли и на небеси» продолжается! Иван Кочуев — бывший филолог, с головой ушедший в казачество, с златоустовской шашкой и нереализованными страстями. Рахиль Файнзильберминц — тихая еврейская девочка, носящая военную форму, не расстающаяся с автоматом и ругающаяся на четырёх языках, включая эльфийский. Эта сладкая парочка победила и заслуженно ждёт пропуска в райские кущи. Святой Пётр уже почти раскрывает книгу праведников на нужной странице, один росчерк пера, но… Но, как всем известно, у казаков и евреев…

Казак в Раю Андрей Белянин

Боги тоже любят поиграть… Итак, на доску Судьбы ставятся две фигуры. Иван – потомственный филолог, а ныне современный казак, с кучей комплексов, горячим сердцем и верной шашкой. Рахиль – юная еврейка, военнослужащая государства Израиль, с неподражаемым жаргоном и вечным поиском злобных антисемитов. И вот эти две полные, фатальные, непримиримые, даже крайне радикальные противоположности после загадочно скоропостижной смерти попадают в Рай. Чистое небо, ласковое солнышко, синее море, мир и благодать… Но! Разве у казаков и евреев может быть один…

Степан Разин. Казаки Иван Наживин

Роман известного писателя Русского Зарубежья И. Ф. Наживина (1874 -1940гг.) «Степан Разин» («Казаки») является знаковым. В нем автор с огромной эпической силой показал трагические события, произошедшие во времена, когда конфликт между властью и подданными достиг апогея, создав яркий, правдивый образ Степана Разина, которому суждено было впервые в истории России зажечь пламя народного восстания против существующей общественной системы.

Казаки Лев Толстой

Кавказская повесть. Тяготение к народной теме, широкому эпосу вызревало у Толстого уже в повести «Казаки» (1853-63). На Кавказе, среди величавой природы и простых, чистых сердцем людей герой повести полнее сознаёт фальш светского общества и отрекается от лжи, в какой жил прежде. Критерием правды социального поведения для Т. становится природа и сознание человека, близкого природе, почти сливающегося с ней.

Казаки Карибского моря. Кубинская Сечь Наталия Курсанина

Тот, кто владеет прошлым, — владеет будущим. Единственный шанс изменить настоящее — переписать историю. Чтобы предотвратить нынешнюю гегемонию США и не дать пиндосам превратиться в «мирового жандарма», нужно ударить их в самое слабое место, в «мягкое подбрюшье» Америки, устроив Карибский кризис на полвека раньше срока и превратив Кубу в Остров Свободы задолго до рождения Фиделя и Че Гевары. Долгожданное продолжение романа «„Попаданцы“ Карибского моря»! Партизаны из будущего против десанта янки! Русские добровольцы против американских…

100 великих казаков Алексей Шишов

Книга военного историка и писателя А. В. Шишова повествует о жизни и деяниях ста великих казаков, наиболее выдающихся представителей казачества за всю историю нашего Отечества — от легендарного Ильи Муромца до писателя Михаила Шолохова. Казачество — уникальное военно-служилое сословие, внёсшее огромный вклад в становление Московской Руси и Российской империи. Это сообщество вольных людей, создававшееся столетиями, выдвинуло из своей среды прославленных землепроходцев и военачальников, бунтарей и иерархов православной церкви, исследователей…

С шашкой против Вермахта. «Едут, едут по Берлину… Евлампий Поникаровский

После катастрофических потерь 1941 года, когда Красная Армия утратила прежнее превосходство в бронетехнике, командованию РККА пришлось сделать ставку на кавалерию, увеличив количество кавдивизий в семь раз. Но, что бы там ни врала антисоветская пропаганда, красная конница никогда не ходила с шашками наголо в самоубийственные атаки на танки — кавалерийские корпуса Великой Отечественной имели тяжелое вооружение и огневую мощь, несравнимую с конармиями Гражданской войны. Так, автор этой книги был командиром минометной батареи 37-го гвардейского…

Казак Иван Ильич Гаморкин. Бесхитростные… Борис Кундрюцков

Казачий эпос в обстановке русского зарубежья. Литература русских казаков.

Казак в океане Юрий Волошин

Продолжение романа «Казаки-разбойники». XVII век. Европейцы осваивают Америку. Группа запорожских казаков, занесенных волею судьбы на острова Карибского моря, налаживает жизнь. Предприимчивый Лука завязывает дружеские отношения с индейцами, однако французам и англичанам такие соседи ни к чему. Соперничество с ними, а также любовь к прекрасной индианке толкает его на новые авантюры. Снова сражения, на суше и на море, ради друзей, ради женщины.

Казаки-разбойники Юрий Волошин

Первая половина XVII в. В Европе полыхает Тридцатилетняя война. Сражаясь против французских сил, Австрия нанимает запорожских казаков. Первые бои и первые потери не заставляют себя ждать. Отряд, в котором служит молодой казак Лука, постепенно тает в жестоких стычках и в конце концов попадает к французам в плен. Оставшихся в живых рубак определяют на военное судно «Хитрый лис», которому предстоит каперствовать у берегов Англии…

Уральский казак Владимир Даль

Один из самых ранних физиологических очерков – «Уральский казак» (1843) напечатан в сборнике «Наши, списанные с натуры русскими». Само название сборника, в котором был помещен очерк, указывает на основную цель таких произведений – знакомство с различными слоями русского населения. Белинский отмечал, что этот мастерски написанный очерк «в „Наших“ читается, как повесть, имеющая всё достоинство фактической достоверности, легко и приятно знакомящая русского читателя с одним из интереснейших явлений в современной жизни егоотечества».

У каждого новорожденного казака или казачки , помимо кровных отца да матери , были крёстный отец и крёстная мать . О выборе крёстных кровные родители заботились заранее . Это не должны были быть родственники (как принято сейчас ).

Крёстного подбирал отец – это должен быть человек надёжный ( кунак , односум , побратим и т.п.), у которого было чему поучиться . Это он в первую очередь формировал дух казака . И немаловажный фактор и крёстный отец и крёстная мать должны быть способны участвовать в воспитании ребёнка – жить недалеко от крестника ( крестницы ).

С малых лет казачата приучаются держаться в седле


Уметь держаться в седле — важная наука для юного казака

Не бояться коня и сидеть в седле уверенно —
этому казачата учились с раннего детства

И ещё один обряд совершался в год от рождения. Собирались все мужчины рода и вели мальца на священное место своей станицы (или хутора). У донцов оно называлось «урочищем», у черноморцев «кругликом». Там совершались действия, позволяющие передать на духовном уровне силу и знания рода новому поколению.

Казачья колыбельная песня

Казачьи поговорки

Казак скорей умрет, чем с родной земли уйдет.

И один в поле воин, если он по-казачьи скроен.

Казан проверяют по звону, а казака по слову.

Казак молодой, а сноровка старая.

Казаком быть — не разиня рот ходить.

Казачья смелость порушит любую крепость.

Веселы привалы, где казаки запевалы.

Где тревога, туда казаку и дорога.

Лучше иметь длинные уши, чем длинный язык.

Чтобы больше иметь, надо больше уметь.

Чем слабее твоя воля, тем труднее доля.

Не хвались казак травою, хвались сеном.

Пироги на кустах терна не растут.

Хочешь быть на высоте — выбирай путь в гору.

Иные казаки за углом кричат до хрипоты, а как до дела — прячутся в кусты.

Смекалка во всяком деле казака выручает.

От безделья не бывает у казака веселья.

Без работы, как без заботы и умный казак в дураках ходит.

Всё это перед глазами мальца-казачонка. Всё это формирует в нём причастность именно к этой группе людей. К СВОИМ.

Казаки — не простаки, вольные ребята!
Детская открытка


Мал золотник, да дорог.
Детская открытка

И тогда в казачонке постепенно складывалось убеждение, что то, о чём поют и что говорят старшие, то они и делают, такие же поступки и совершают. И это всё настоящее. И так же будет поступать он сам.


Казачья нагайка

С этого же времени казачонка начинали приглашать на «беседы».

Терпи, казак! — Атаманом будешь!
Детская открытка

Существовало множество игр-упражнений для развития казачат. Упражнения естественно не в том виде, в каком мы их понимаем. Это скорее упражнения-тесты. Они выявляли наличие того или иного качества либо навыка у казачат. И казачата делали эти тесты-игры, соревнуясь между собой (играя). И в эти игры казаки играли чуть ли не всю свою жизнь.


Казачья шашка образца 1812 года

Про Спас (казачью систему выживания) скажем словами одного из казаков.


Статьи по теме