Муса Джалиль Фото Моабитская Тетрадь

      Комментарии к записи Муса Джалиль Фото Моабитская Тетрадь отключены

Муса Джалиль Фото Моабитская Тетрадь.rar
Закачек 1750
Средняя скорость 7925 Kb/s
Скачать

Как правило, практически всех писателей, поэтов и художников мы, по негласному правилу, именуем «людьми с непростой судьбой», подразумевая их особое душевное состояние, отличающееся от нашего. Кто-то из них действительно был глубоко несчастен, а кто-то просто кутался в плащ разочарования и страданий, поддерживая образ творца с тяжелой судьбой, складывающийся в течение столетий. Однако у поэта, о котором мы сегодня поговорим, действительно была трагичная судьба, нисколько не преувеличенная ни людской молвой, ни исследователями. Имя этого великого человека – Муса Джалиль.

Его характер закалялся с самого детства, потому что с самых юных лет и до самой своей смерти Муса Джалиль всегда боролся. Сначала боролся с нуждой и голодом, а после – с врагами своей Родины, которую горячо и преданно любил, настолько, что, даже попав в плен к фашистским солдатам, просил у нее прощения:

Прости меня, твоего рядового,

Самую малую часть твою.

Прости за то, что я не умер

Смертью солдата в жарком бою.

Он родился в селе Мустафино Оренбургской губернии 15 февраля 1906 года, цитируя Сергея Есенина, «в простой крестьянской семье». Мустафа Джалилов, отец Мусы Джалиля, изо всех сил старался сделать жизнь своей семьи менее тяжелой, но у него не получалось. Неоднократно ему приходилось продавать участок земли в деревне и переезжать в город, в поисках работы и пропитания, потом – снова в деревню, в надежде, что земледельческий труд принесет богатые плоды. Но семья Мусы Джалиля до революции так и не узнала, что это такое – жить, ни в чем не нуждаясь. Да и после жизнь поэта сильно не баловала, но никогда он не жаловался на нее, проявляя недюжинную силу характера.

Несмотря на бедность, граничащую с крайней нуждой, Мустафа Джалилов все же настоял на образовании, которое должны были получить его дети. Поэтому сначала старший брат Мусы Джалиля Ибрагим, а после и он сам, были отданы в медресе. Он полюбил поэзию Габдуллы Тукая, читая и запоминая все его стихотворения, какие только мог найти. В поисках народного творчества и мудрости он обращался к своей бабушке Гильми, которая рассказывала ему народные сказки, которые тоже окажут большое влияние на его творчество. Во время Первой Мировой войны Муса Джалиль, несмотря на свой юный возраст, не останется в стороне от ее событий: к нему, умеющему писать, будут обращаться жители села с просьбами написать письмо на фронт, и, по обычаю тех лет, приписать в конце народную песню, чтобы поддержать далекого солдата, лишенного домашнего тепла. Часто будущий поэт сам придумывал подобные песни – вот и благотворное влияние бабушкиных рассказов.

Слева направо: татарские писатели и поэты

Сибгат Хаким, Усман Альмеев, Нур Баян, Джаудат Файзи, Муса Джалиль. 1939 г.

О жизни Мусы Джалиля можно писать очень много и долго, такой яркой, насыщенной, преданной Родине и народу она была. Много было им написано замечательных лирических и патриотических стихотворений, поэм и пьес. Но именно «Моабитская тетрадь» стала вершиной его творчества, выстраданной кровью правдой, которую читать без дрожи невозможно.

Есть руки, ноги — всё как будто цело,

Есть у меня и тело и душа.

И только нет свободы! Вот в чем дело!

Мне тяжко жить, неволею дыша.

Памятник Мусе Джалилю (Казань)

«Моабитская тетрадь» — цикл стихотворений Мусы Джалиля, написанный им, будучи в заточении в Моабитской тюрьме. В 1942 году Муса Джалиль попал в плен к фашистским солдатам, и оттуда уже не вернулся на свою Родину живым. Сначала его держали в концентрационном лагере, а когда узнали о том, что он – известный поэт, руководитель воинов и герой, перевезли в Берлин, где старались переманить на свою сторону, а после, поняв бесплодность своих попыток — в Моабитскую тюрьму. До его современников из той тюрьмы дошли две маленькие, не больше человеческой ладони, тетради стихов, переоценить которые не представляется возможным. На последней страничке Муса Джалиль написал обращение к тем, к кому попадет его тетрадь: «К другу, который умеет читать по-татарски а прочтет эту тетрадь. Это написал известный татарский поэт Муса Джалиль… Его история такова: он родился в 1906 году. Имеет квартиры в Казани и Москве. Считается у себя на родине одним из больших поэтов. Он в 1942 году сражался на фронте и взят в плен. В плену испытал все ужасы, прошел через сорок смертей, затем был привезен в Берлин. Здесь он был обвинен в участии в подпольной организации, в распространении советской пропаганды и заключен в тюрьму. Его присудят к смертной казни. Он умрет. Но у него останется 116 стихов, написанных в плену и в заточении. Он беспокоится за них. Поэтому он из 116 старался переписать хотя бы 60 стихотворений. Если эта книжка попадет в твои руки, аккуратно, внимательно перепиши их набело, сбереги их и после войны сообщи в Казань, выпусти их в свет как стихи погибшего поэта татарского народа. Таково мое завещание. Муса Джалиль. 1943. Декабрь».

В «Моабитской тетради» много прекрасных стихотворений, трагичных, глубоких, пронзительных, но одно его стихотворение под названием «Варварство» заставит и людей самых суровых вздрогнуть от реального ощущения человеческой жестокости, не знающей пределов:

Спокойно до боли,

Детишек и женщин…

И выгнали в поле.

Эти женщины рыли.

Затем возле ямы

Поставили в ряд

Муса Джалиль не понаслышке знал, что такое война, и воевал за свою Родину, но никогда он не прославлял ее, не называл «благим делом», потому что нет ничего хуже войны, когда брат идет на брата, и теряются человеческие качества. Разве можно найти оправдание убийству детей? Что может быть ужаснее времени, в которое матери вынуждены видеть смерть своих детей или умирать вместе с ними? Этому нет оправдания, и никакие аргументы здесь будут неуместны.

Нагнувшись, взяла его

Прижала к груди:

«Ну не бойся, сейчас

Не будет на свете,

Мой маленький, нас…

Нет, больно не будет…

Закрой только глазки,

Не надо смотреть.

…. Первую тетрадь моабитских стихов вынес из тюрьмы военнопленный Габбас Шарияов, а вторую — сосед Мусы Джалиля по камере – Андре Тиммерманс, который вместе с тетрадью переслал и его личные вещи в Советское консульство, уже после войны, в 1947 году. Выдающийся азербайджанский поэт Самед Вургун на собрании, посвященном десятой годовщине со дня гибели Мусы Джалиля, сказал: «Мир и мировая литература знают многих поэтов, обессмертивших свои имена неувядаемой славой, но таких, как поэт-герой Муса Джалиль, увековечивший свое имя и бессмертными творениями и смертью, которая сама является героическим подвигом, не так уж много. Вот они: великий Байрон, славный народный поэт Венгрии Петефн, герой Юлиус Фучик и, наконец, Муса Джалиль». Более высокой оценки творчества Мусы Джалиля и представить нельзя, поэтому мы, ничего не прибавляя и не убавляя, закончим свой рассказ на этой оптимистичной ноте.

  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 540 611
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 470 201

До нас дошли две маленькие, размером с детскую ладошку тетрадки с моабитскими стихами Джалиля. Первая из них содержит 62 стихотворения и два фрагмента, вторая — 50 стихотворений. Двадцать из них, очевидно, те, которые поэт считал наиболее важными, повторяются в обеих тетрадках. Таким образом, моабитский цикл содержит 92 стихотворения и два отрывка. Первую тетрадь вынес из Моабитской тюрьмы бывший узник этой тюрьмы, советский военнопленный Габбас Шарияов. В лагере Ле-Пюи во Франции он передал тетрадку военнопленному Нигмату Терегулову. В марте 1946 г. Н. Терегулов приехал в Казань и передал тетради Мусы Джалиля и Абдуллы Алиша вдове А. Алиша Р. Тюльпановой, которая, в свою очередь, отдала их председателю Союза писателей Татарии А. Ерикею.

Тетрадь Джалиля сшита из разрозненных клочков бумаги и заполнена убористым арабским шрифтом. На обложке написано химическим карандашом по-немецки (для отвода глаз гитлеровских тюремщиков): «Словарь немецких, тюркских, русских слов и выражений. Муса Джалиль. 1943-44 г.» На последней страничке поэт оставил свое завещание: «К другу, который умеет читать по-татарски а прочтет эту тетрадь. Это написал известный татарский поэт Муса Джалиль… Его история такова: он родился в 1906 году. Имеет квартиры в Казани и Москве. Считается у себя на родине одним из больших поэтов. Он в 1942 году сражался на фронте и взят в плен. В плену испытал все ужасы, прошел через сорок смертей, затем был привезен в Берлин. Здесь он был обвинен в участии в подпольной организации, в распространении советской пропаганды и заключен в тюрьму. Его присудят к смертной казни. Он умрет. Но у него останется 116 стихов, написанных в плену и в заточении. Он беспокоится за них. Поэтому он из 116 старался переписать хотя бы 60 стихотворений. Если эта книжка попадет в твои руки, аккуратно, внимательно перепиши их набело, сбереги их и после войны сообщи в Казань, выпусти их в свет как стихи погибшего поэта татарского народа. Таково мое завещание. Муса Джалиль. 1943. Декабрь».

На обороте Джалиль написал список тех, кто был арестован и брошен в тюрьму вместе с ним. Их — 12 человек. «Они обвиняются в разложении татарского легиона, в распространения советской пропаганды, в организации коллективных побегов», — разъяснил поэт. Затем он провел жирную черту и приписал фамилию тринадцатого — предателя, выдавшего подпольную организацию. Кроме того, в блокноте указан адрес семьи Джалиля и Союзов писателей в Москве и Казани.

Вторую тетрадку, напитанную латинским шрифтом, Муса передал соседу по камере, бельгийскому патриоту Андре Тиммермансу. Тиммерманс смог переслать ее вместе с другими личными вещами на родину, а после войны, уже в 1947 г., передал в Советское консульство в Брюсселе. Эта тетрадь заполнялась позднее. Последнее помещенное здесь стихотворение — «Новогодние пожелания» — написано 1 января 1944 г. В тетрадке есть адрес Джалиля и краткие сведения о нем для тех, кто обнаружит тетрадку: «Муса Джалиль — известный татарский поэт, заключенный и осужденный к смерти за политику в Германии. Тюрьма. М. Джалиль». Слова эти написаны по-русски (на случай, если тетрадь попадёт в руки тех, кто о не умеет читать по-татарски). Джалиль выражался осторожно; «за политику», то есть по обвинению в политической деятельности против фашизма.

Вторая тетрадка тоньше первой. Сшитая часть содержит всего 33 стихотворения, после которых поэт оставил горькую надпись: «В плену и в заточении-1942.9-1943.11 — написал сто двадцать пять стихотворений и одну поэму. Но куда писать? Умирают вместе со мной».

После этого Джалилю, видимо, удалось раздобыть несколько листков бумаги, и он записал на них еще семнадцать стихотворений. Листки эти не подшиты, просто вложены в блокнот.

В настоящем издании стихи моабитского цикла публикуются полностью. Стихи датированы автором. Там, где нет авторских дат, дается предположительная датировка, сопровождаемая знаком вопроса.

Моабитские тетради — листы истлевшей бумаги, исписанные мелким почерком татарского поэта Мусы Джалиля в застенках берлинской тюрьмы Моабит, где и погиб поэт в 1944 году (казнен). Несмотря на смерть в плену, в СССР после войны Джалиля, как и многих других, считали предателем, было заведено розыскное дело. Он обвинялся в измене Родине и пособничестве врагу. В апреле 1947 года имя Мусы Джалиля было включено в список особо опасных преступников, хотя все прекрасно понимали, что поэт — казнен. Джалиль был одним из руководителей подпольной организации в фашистском концлагере. В апреле 1945 года, когда советские войска штурмовали Рейхстаг, в пустующей берлинской тюрьме Моабит среди разбросанных взрывом книг тюремной библиотеки бойцы нашли клочок бумаги, на котором по-русски было написано: «Я, известный поэт Муса Джалиль, заключен в Моабитскую тюрьму как пленный, которому предъявлены политические обвинения и, наверное, буду скоро расстрелян…»

Сначала – лагерь военнопленных у станции Сиверской Ленинградской области. Затем – предполье старинной Двинской крепости. Новый этап – пешком, мимо разрушенных сел и деревень – Рига. Потом – Каунас, форпост №6 на окраине города. В последних числах октября 1942 года Джалиля привезли в польскую крепость Демблин, построенную еще при Екатерине II. Крепость была обнесена несколькими рядами колючей проволоки, установлены сторожевые посты с пулеметами и прожекторами. В Демблине Джалиль познакомился с Гайнаном Курмашем. Последний, являясь командиром разведчиков, в 1942 году в составе особой группы был с заданием заброшен в тыл врага и попал в немецкий плен. В Демблин собирали в основном военнопленных национальностей Поволжья и Приуралья – татар, башкир, чувашей, марийцев, мордвинов, удмуртов.

Джалиль знал, что он и его друзья обречены на казнь. Перед лицом своей смерти поэт переживал небывалый творческий подъем. Он осознавал, что так, как сейчас, еще никогда не писал. Он спешил. Надо было оставить обдуманное и накопленное людям. Он пишет в это время не только патриотические стихи. В его словах – не только тоска по родине, родным людям или ненависть к нацизму. В них, что удивительно, – лирика, юмор.

«Коль обо мне тебе весть принесут,
Скажут: «Изменник он! Родину предал»,—
Не верь, дорогая! Слово такое
Не скажут друзья, если любят меня».


Статьи по теме