Большая книга Приключений для Мальчиков

      Комментарии к записи Большая книга Приключений для Мальчиков отключены

Большая книга Приключений для Мальчиков.rar
Закачек 2873
Средняя скорость 9996 Kb/s
Скачать

  • Название:Большая книга приключений для мальчиков
  • Автор: Эдуард Веркин
  • Жанр:Детские приключения
  • Серия:
  • ISBN: 978-5-699-24529-1
  • Страниц:101
  • Перевод:
  • Издательство:Эксмо
  • Год:2008
  • Электронная книга

    Генка читал стихи:

    Буря мглою небо кроет,

    Вихри снежные крутя…

    Грузовик тряхнуло. Генка ойкнул и прикусил язык. Но в кузове удержался — растопырился ногами, а свободной от сумок рукой крепко ухватился за подвернувшуюся цепь. Витьке повезло меньше — он подлетел со скамейки в воздух, повисел там секунду как бы в раздумьях и осыпался на дно кузова. Молочные бидоны брякнулись на него.

    Водитель остановил машину и высунулся из кабины.

    — Целы? — спросил он.

    — Частично, — ответил Генка. — Вы бы осторожнее ехали, дяденька, не барабаны везете, чел.

    Большая книга приключений для мальчиков (сборник)

    © Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2014

    Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

    © Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

    Челюсти – гроза округи. Секреты настоящей рыбалки

    Генка читал стихи:

    Грузовик тряхнуло. Генка ойкнул и прикусил язык. Но в кузове удержался – растопырился ногами, а свободной от сумок рукой крепко ухватился за подвернувшуюся цепь. Витьке повезло меньше – он подлетел со скамейки в воздух, повисел там секунду как бы в раздумьях и осыпался на дно кузова. Молочные бидоны брякнулись на него.

    Водитель остановил машину и высунулся из кабины.

    – Целы? – спросил он.

    – Частично, – ответил Генка. – Вы бы осторожнее ехали, дяденька, не барабаны везете, человеков везете.

    – Дорога такая, – вздохнул водитель, – я не виноват. Тут и на тракторе иногда застревают…

    Витька выбрался из-под бидонов.

    – Живой? – прошепелявил Генка.

    – Угу, – Витька тер колено. – Только ногу немного поломал. Так, ерунда, всего в трех местах…

    – А я вот язык чуть не откусил, – Генка показал прикушенный язык. – Жил бы теперь без языка. Вот тебе и «буря мглою небо кроет», вот тебе и Александр Сергеевич Пушкин, вот тебе и учи…

    – Ничего, – ответил Витька. – Ничего. За эти две недели ты у меня всего Пушкина наизусть знать будешь. Как миленький.

    – А куда деваться? – Генка сделал скорбное лицо. – Экзамены-то сдавать надо. А там вопрос: «Любимое стихотворение А. С. Пушкина». А Пушкин, между прочим, сам говорил, что у нас в России две беды – дураки и дороги![1]

    – Это, кажется, не Пушкин говорил, – заметил Витька.

    – Без разницы, – Генка сплюнул за борт кровь. – Все равно две беды…

    – Зато места у нас самые лучшие, – вмешался водитель. – И колхоз самый богатый в области. Все есть, даже фонтан. А в следующем году это проведут, как его…

    – Электричество, что ли? – съязвил Генка.

    – Какое электричество?! Интернет, вот что! Будем, как все, – с Интернетом!

    – Фонтан они сделали, Интернет сделают, а дорогу вот сделать не могут, – пробурчал Генка. – Двадцать первый век… Буря мглою небо кроет…

    – А дорога Людмиле, твоей тетке, и ни к чему вовсе, – ответил водитель. – Сделаешь дорогу, сразу разные там понаедут – и жизнь испортится. Всех ее уток переворуют. У нас ни к одной ферме дорог нету. Это даже удобно очень – пока молоко с фермы, к примеру, на завод везешь, оно в сливки сбивается. А иногда даже в масло. Так что дорога нам ни к чему.

    – Это точно, – сказал Генка. – Дорога – худшее изобретение. Сначала дорогу построят, потом, глядишь, носки каждый день менять начнут. И вся жизнь насмарку.

    Водитель не ответил. Он обиделся, вернулся в кабину, завел мотор, и машина двинулась дальше. Но теперь водитель не спешил, шел медленно и самые глубокие рытвины старался объезжать. А Генка и Витька крепко держались за борта, отпинывали ногами громыхающие бидоны и вспоминали Пушкина. Это было даже весело.

    – Тетка моя – фермер, – рассказывал Генка. – Или фермерша. Дети ее в город уехали, она теперь одна живет и птиц разводит. Рада нам будет – вот увидишь. Пару неделек поживем, молочка попьем настоящего, побездельничаем…

    – Это хорошо, – Витька тер колено. – Я молоко люблю. И сыр. И бездельничать тоже люблю…

    – Сыру полно, – хвастался Генка. – У них в колхозе даже свой сыроваренный завод есть, хоть и маленький. Там всего завались. А река. А озеро… Оно, знаешь, такое, типа волжского залива – метров двести в ширину. Вода прозрачная, как минералка в бутылках!

    – А раки есть? – спросил Витька.

    – И раков завались, – заверил Генка. – Раков как грязи. Хоть руками лови.

    – Вот здорово! Будем раков варить. Они, как креветки, вкусные.

    Грузовик стал спускаться к небольшой извилистой речке, вода в которой была коричневая и густая по виду.

    – Речка Номжа, – сообщил Генка. – В ней хариусы водятся. Хариусы чайного цвета.

    – Ненадежный какой-то, – Витька указал на мостик. – Хлипкий. Не свернемся? Там даже перил нет…

    Генка пожал плечами, показав этим, что свернутся они вряд ли, а что если даже и свернутся, то ничего особо страшного не произойдет.

    Грузовик медленно спускался к реке. Возле мостика он остановился, выждал зачем-то минуту и лишь потом принялся перебираться на другую сторону.

    – Это хорошо, что Хаван ртуть в школу притащил, – Генка ощупывал язык. – Теперь раньше, чем за две недели, не очистят. А у нас каникулы лишние образовались. Просто классно!

    – Как бы на лето учебу не отодвинули… – вздохнул Витька.

    – Все равно летом делать нечего, – равнодушно сказал Генка. – Лучше в школу ходить, чем на даче корячиться.

    – А зачем это он? – спросил Витька. – Хаван-то… Ну, ртуть притащил?

    – Контрольной убоялся, – Генка чесал живот. – Ему мать сказала, что если он контрольную не напишет – будет все лето с репетитором заниматься. А он летом на Кипр хотел. Теперь ему ни Кипра, ни летнего отдыха. А предки еще двадцать штук за очистку школы заплатили. Ибо ртуть – яд. Ртутные каникулы – что может быть лучше?

    Машина стала забираться на невысокий холм.

    – Между прочим, это не простой холм, – рассказывал Генка. – Его приказал насыпать один ордынский хан. Потому что у него в этой реке дочка утонула. Дочку звали Номжа, он и реку так велел назвать. Каждый воин взял по горсти земли и кинул на могилу дочки хана, и получился холм…

    – Брехня, – сказал Витька. – Таких холмов везде полным-полно. И что, под каждым ханская дочь лежит?

    – Не под каждым. Но под многими. А с чего тогда эти бугры берутся?

    Витька не ответил. Возле холма, километрах в трех, загорелся огонек.

    – Вон, видишь? – Генка указал на огонек пальцем. – Это теткина ферма. А в ста метрах от нее озеро. То есть залив. Там есть и пляж, и берег крутой. Можно нырять и вообще купаться…

    – Вода еще холодная, – сказал Витька. – Можно менингит[2] заработать.

    – А, хуже все равно не будет, – Генка снова плюнул за борт. – К тому же в озере вода гораздо раньше прогревается, чем в реке…

    Витьке не хотелось спорить под вечер, и он промолчал. По сторонам дороги пошли поля.

    – А это овес, – не унимался Генка. – Еще зеленый. Наверное, озимые[3]. А где овес – там и медведи. Можно будет их, медведей-то, караулить…

    – Дурак ты, Генка, – возражал Витька. – Овес-то зеленый, медведи не придут. Да и нет тут их уже давно, вымерли. Медведи только в тайге остались, а тут их нет…

    – Тут много чего есть… – загадочно отвечал Генка. – Уж я-то знаю…

    Машина приближалась к огоньку под холмом, и постепенно становилось видно, что огонек горит не просто, не сам по себе, а в окне большого деревенского дома. Дом был обнесен невысоким забором, за забором возвышалось несколько высоких нескладных строений с черепичными крышами, торчал журавль колодца.

    Водитель на ходу нажал на сигнал. Звук улетел к дому, почти сразу ворота его отворились, и навстречу грузовику вышла высокая женщина с керосиновым фонарем. Рядом с ней бежала большая лохматая собака.

    « В России две беды – дураки и дороги…» – Генка ошибочно цитирует высказывание великого русского писателя Н. В. Гоголя.

    Эдуард Веркин — Большая книга приключений для мальчиков (сборник) краткое содержание

    Надоело скучать? Не знаешь, чем заняться в школе и на каникулах? Для реальных приключений всегда можно найти место в жизни! Генка, Витька и Жмуркин — настоящие эксперты в этом деле. Ловля гигантской щуки и экстремальное ориентирование в лесу, подготовка к школьному празднику и съемка крутого видеоклипа… Четыре повести — четыре прикольные истории под одной обложкой!

    Большая книга приключений для мальчиков (сборник) читать онлайн бесплатно

    Большая книга приключений для мальчиков

    Челюсти — гроза округи

    СЕКРЕТЫ НАСТОЯЩЕЙ РЫБАЛКИ

    Глава 1 Ртутные каникулы

    Генка читал стихи:

    Буря мглою небо кроет,
    Вихри снежные крутя…

    Грузовик тряхнуло. Генка ойкнул и прикусил язык. Но в кузове удержался — растопырился ногами, а свободной от сумок рукой крепко ухватился за подвернувшуюся цепь. Витьке повезло меньше — он подлетел со скамейки в воздух, повисел там секунду как бы в раздумьях и осыпался на дно кузова. Молочные бидоны брякнулись на него.

    Водитель остановил машину и высунулся из кабины.

    — Целы? — спросил он.

    — Частично, — ответил Генка. — Вы бы осторожнее ехали, дяденька, не барабаны везете, человеков везете.

    — Дорога такая, — вздохнул водитель, — я не виноват. Тут и на тракторе иногда застревают…

    Витька выбрался из-под бидонов.

    — Живой? — прошепелявил Генка.

    — Угу, — Витька тер колено. — Только ногу немного поломал. Так, ерунда, всего в трех местах…

    — А я вот язык чуть не откусил, — Генка показал прикушенный язык. — Жил бы теперь без языка. Вот тебе и „буря мглою небо кроет“, вот тебе и Александр Сергеевич Пушкин, вот тебе и учи…

    — Ничего, — ответил Витька. — Ничего. За эти две недели ты у меня всего Пушкина наизусть знать будешь. Как миленький.

    — А куда деваться? — Генка сделал скорбное лицо. — Экзамены-то сдавать надо. А там вопрос: „Любимое стихотворение А.С. Пушкина“. А Пушкин, между прочим, сам говорил, что у нас в России две беды — дураки и дороги![1]

    — Это, кажется, не Пушкин говорил, — заметил Витька.

    — Без разницы, — Генка сплюнул за борт кровь. — Все равно две беды…

    — Зато места у нас самые лучшие, — вмешался водитель. — И колхоз самый богатый в области. Все есть, даже фонтан. А в следующем году это проведут, как его…

    — Электричество, что ли? — съязвил Генка.

    — Какое электричество?! Интернет, вот что! Будем, как все, — с Интернетом!

    — Фонтан они сделали, Интернет сделают, а дорогу вот сделать не могут, — пробурчал Генка. — Двадцать первый век… Буря мглою небо кроет…

    — А дорога Людмиле, твоей тетке, и ни к чему вовсе, — ответил водитель. — Сделаешь дорогу, сразу разные там понаедут — и жизнь испортится. Всех ее уток переворуют. У нас ни к одной ферме дорог нету. Это даже удобно очень — пока молоко с фермы, к примеру, на завод везешь, оно в сливки сбивается. А иногда даже в масло. Так что дорога нам ни к чему.

    — Это точно, — сказал Генка. — Дорога — худшее изобретение. Сначала дорогу построят, потом, глядишь, носки каждый день менять начнут. И вся жизнь насмарку.

    Водитель не ответил. Он обиделся, вернулся в кабину, завел мотор, и машина двинулась дальше. Но теперь водитель не спешил, шел медленно и самые глубокие рытвины старался объезжать. А Генка и Витька крепко держались за борта, отпинывали ногами громыхающие бидоны и вспоминали Пушкина. Это было даже весело.

    — Тетка моя — фермер, — рассказывал Генка. — Или фермерша. Дети ее в город уехали, она теперь одна живет и птиц разводит. Рада нам будет — вот увидишь. Пару неделек поживем, молочка попьем настоящего, побездельничаем…

    — Это хорошо, — Витька тер колено. — Я молоко люблю. И сыр. И бездельничать тоже люблю…

    — Сыру полно, — хвастался Генка. — У них в колхозе даже свой сыроваренный завод есть, хоть и маленький. Там всего завались. А река. А озеро… Оно, знаешь, такое, типа волжского залива — метров двести в ширину. Вода прозрачная, как минералка в бутылках!

    — А раки есть? — спросил Витька.

    — И раков завались, — заверил Генка. — Раков как грязи. Хоть руками лови.

    — Вот здорово! Будем раков варить. Они, как креветки, вкусные.

    Грузовик стал спускаться к небольшой извилистой речке, вода в которой была коричневая и густая по виду.

    — Речка Номжа, — сообщил Генка. — В ней хариусы водятся. Хариусы чайного цвета.

    — Ненадежный какой-то, — Витька указал на мостик. — Хлипкий. Не свернемся? Там даже перил нет…

    Генка пожал плечами, показав этим, что свернутся они вряд ли, а что если даже и свернутся, то ничего особо страшного не произойдет.

    Грузовик медленно спускался к реке. Возле мостика он остановился, выждал зачем-то минуту и лишь потом принялся перебираться на другую сторону.

    — Это хорошо, что Хаван ртуть в школу притащил, — Генка ощупывал язык. — Теперь раньше, чем за две недели, не очистят. А у нас каникулы лишние образовались. Просто классно!

    — Как бы на лето учебу не отодвинули… — вздохнул Витька.

    — Все равно летом делать нечего, — равнодушно сказал Генка. — Лучше в школу ходить, чем на даче корячиться.

    — А зачем это он? — спросил Витька. — Хаван-то… Ну, ртуть притащил?

    — Контрольной убоялся, — Генка чесал живот. — Ему мать сказала, что если он контрольную не напишет — будет все лето с репетитором заниматься. А он летом на Кипр хотел. Теперь ему ни Кипра, ни летнего отдыха. А предки еще двадцать штук за очистку школы заплатили. Ибо ртуть — яд. Ртутные каникулы — что может быть лучше?

    Машина стала забираться на невысокий холм.

    — Между прочим, это не простой холм, — рассказывал Генка. — Его приказал насыпать один ордынский хан. Потому что у него в этой реке дочка утонула. Дочку звали Номжа, он и реку так велел назвать. Каждый воин взял по горсти земли и кинул на могилу дочки хана, и получился холм…

    — Брехня, — сказал Витька. — Таких холмов везде полным-полно. И что, под каждым ханская дочь лежит?

    — Не под каждым. Но под многими. А с чего тогда эти бугры берутся?

    Витька не ответил. Возле холма, километрах в трех, загорелся огонек.

    — Вон, видишь? — Генка указал на огонек пальцем. — Это теткина ферма. А в ста метрах от нее озеро. То есть залив. Там есть и пляж, и берег крутой. Можно нырять и вообще купаться…

    — Вода еще холодная, — сказал Витька. — Можно менингит[2] заработать.

    — А, хуже все равно не будет, — Генка снова плюнул за борт. — К тому же в озере вода гораздо раньше прогревается, чем в реке…

    Витьке не хотелось спорить под вечер, и он промолчал. По сторонам дороги пошли поля.

    — А это овес, — не унимался Генка. — Еще зеленый. Наверное, озимые.[3] А где овес — там и медведи. Можно будет их, медведей-то, караулить…

    — Дурак ты, Генка, — возражал Витька. — Овес-то зеленый, медведи не придут. Да и нет тут их уже давно, вымерли. Медведи только в тайге остались, а тут их нет…


    Статьи по теме